Vazmania.ru

Народный проект

Хо Ка Хун
(перенаправлено с «Хо Ка Хун»)
Перейти к: навигация, поиск
Адриан Лим

Ритуальные убийства в Тоа-Пайо, Сингапур, произошли в 1981 году. 25 января тело девятилетней девочки было найдено рядом с лифтом в многоквартирном доме в районе Тоа-Пайо, спустя две недели неподалеку был обнаружен мёртвым десятилетний мальчик. Дети были, предположительно, принесены в жертву индуистской богине Кали. Инициатор убийств — Адриан Лим, медиум-самозванец, который обманул десятки женщин, полагавших, что он обладал сверхъестественными способностями. Его жертвы предоставляли деньги и сексуальные услуги в обмен на лекарства, красоту и счастье. Две женщины стали его верными помощницами: Тан Муи Чу вышла за него замуж, а Хо Ка Хун стала одной из его «святых жён». Когда полиция расследовала обвинение в изнасиловании, поданное одной из жертв Лима, он пришел в ярость и решил сорвать расследование путём убийства детей. В обоих случаях Хо заманивала ребёнка в квартиру Лима, детям вводили наркотики и убивали. Лим перед тем, как убить девочку, изнасиловал её. Все трое были арестованы после того, как полиция обнаружила следы крови, которые вели к квартире Лима. Хотя в названии дела присутствует формулировка «ритуальные убийства»[1][2], подсудимые заявили, что не читали молитв, не сжигали благовонные палочки, не звонили в колокола и не проводили никаких ритуалов во время убийства[3].

41-дневное судебное разбирательство на то время было вторым по длительности в истории судов Сингапура. Ни один из подсудимых не отрицал свою вину. Назначенные им адвокаты пытались уберечь своих клиентов от смертного приговора, утверждая, что обвиняемые психически больны и не могут нести полную ответственность за убийства. Для подкрепления своих заявлений они подключили к делу врачей и психологов, которые проанализировали состояние подсудимых и сделали вывод, что те страдают шизофренией, психотической и маниакальной депрессией. Эксперт со стороны обвинения, однако, опроверг эти показания и утверждал, что они полностью контролировали свои действия, когда планировали и осуществляли убийства. Судьи согласились с версией обвинения и приговорили трио к смерти. Находясь в камере смертников, женщины безрезультатно обращались в Судебный комитет Тайного совета Лондона с просьбой о помиловании от президента Сингапура. Лим не просил о помиловании; вместо этого он принял свою судьбу и пошёл на виселицу с улыбкой. Все трое были повешены 25 ноября 1988 года.

Ритуальные убийства в Тоа-Пайо потрясли сингапурскую общественность. Доклады по делам трио и судебные разбирательства были в центре внимания сингапурцев и обсуждались в течение нескольких лет. Дважды кинокомпании пытались заработать на сенсации, порождённой убийствами, снимая фильмы, основанные на убийствах. Однако, оба фильма подверглись резкой критике за распространение идей беспорядочных половых связей и насилия, в прокате фильмы не пользовались популярностью. Действия и поведение трёх убийц были изучены учёными в области уголовной психологии, а постановления судов стали предметом тематических исследований в области невменяемости.

Сингапурское общество 1980-х

Тот, кто говорит, что Сингапур скучен и обеззаражен, игнорирует наши непревзойденные, от которых мурашки по коже, преступления, в которых главную роль играют неподражаемые жулики, такие как… само воплощения Зла — Адриан Лим…
— Сонни Йап, The Straits Times, 15 июля 1995[4]

В начале XIX века в Западной Малайзии наблюдался приток иммигрантов, в то время Сингапур входил в состав британской колонии Стрейтс Сетлментс. Мигранты и выходцы из других стран исповедовали различные верования, но со временем границы между ними были размыты. Большая часть населения верит в духов, населяющих джунгли, и в богов и дьяволов, которые окружают людей, способных на доброжелательность и озорство. Некоторые утверждали, что они могли бы общаться с этими сверхъестественными существами через ритуалы, в которых они танцевали и читали заклинания, в результате существа якобы овладевают их телами и раздают мудрость, благословения и проклятия. Шло время, с ростом городов шаманство стало практиковаться лишь в самом сердце общины[5].

К 1980 году 75 % населения Сингапура обитало в социальном жилье[6], построенных на бюджетные деньги высотных многоквартирных домах. Одним из таких районов был и Тао-Пайо. Несмотря на высокую плотность населения, жители в основном вели замкнутую жизнь, не интересуясь происходящим за пределами их домов[7][8]. В это время в Сингапуре был относительно низкий уровень преступности, однако, в ходе провозглашения независимости начались бандитские разборки, создание тайных сообществ и триад. Уровень преступности был низок благодаря строгому законодательству и его неукоснительному соблюдению[9] — это внушало гражданам чувство безопасности[10]. Однако, правительство предостерегало от беспечности и инициировало чтение лекций в рамках социальной рекламы «Низкий уровень преступности не означает отсутствие преступлений»[11]. В 1981 году три сингапурца совершили преступление, которое потрясло нацию.

Раскрытие преступления

Квартира Лима (выделена красным цветом) находилась в блоке 12 (справа), Тоа-Пайо Лоронг 7. К 2008 году соседние блоки 10 и 11 (в центре и слева) были заменены более высокими постройками

В течение нескольких лет медиум в блоке 12, Тоа-Пайо Лоронг 7, проводил ритуалы по ночам. Его соседи несколько раз жаловались властям на шум, но ритуалы всегда через некоторое время возобновлялись[12]. 24 января 1981 года во второй половине дня девятилетняя Агнес Ын Сью Хок исчезла после посещения религиозных занятий в церкви Тоа-Пайо. Несколько часов спустя её тело было найдено в мешке рядом с лифтом в блоке 11, менее чем в километре от церкви. Девочка была задушена. Расследование показало, что её гениталии были травмированы, а в прямой кишке была обнаружена сперма. Полиция начала активное расследование и провела допрос более 250 человек из района, где было совершено преступление, однако достичь каких-либо результатов не удалось. 7 февраля десятилетний Газали бин Марзуки был найден мёртвым под деревом между блоками 10 и 11. Тогда он уже день как считался пропавшим без вести, в последний раз его видели, когда он садился в такси с неизвестной женщиной. Судебные патологоанатомы заявили, что причиной смерти является утопление, причём на теле мальчика были найдены следы удушья, аналогичные тем, которые были у Ын. Во втором случае не было никаких признаков сексуального насилия, но на спине мальчика были ожоги, а его рука была проколота. Позже в его крови были обнаружены следы успокоительного[13].

Полиция обнаружила прерывистый кровавый след, который вёл на седьмой этаж блока 12. Войдя в общий коридор с лестничной клетки, инспектор Перейра заметил на входе в первую квартиру (номер модуля 467F) несколько религиозных символов (крест, зеркало и нож-лезвие). Владелец квартиры, Адриан Лим, подошёл к инспектору и представился, сообщив Перейре, что он живет там со своей женой, Тан Муи Чу, и подругой, Хо Ка Хун. Получив разрешение от Лима на обыск его квартиры, полиция обнаружила следы крови. Сначала Лим пытался выдать пятна крови за свечной воск, а когда его версия была опровергнута, стал утверждать, что это кровь курицы[14]. После того, как полиция обнаружила бумажки, на которых были написаны персональные данные убитых детей, Лим попытался развеять подозрения, заявив, что Газали приходил к нему, чтобы избавиться от носового кровотечения[15]. Полицейские заметили, что Лим достал из-под ковра волосы, они остановили хозяина квартиры, когда он попытался смыть волосы в унитаз. По результатам судебно-медицинской экспертизы, проведённой позже, волосы принадлежали Ын[16]. Запросив проверку Лима, Перейра получил сообщение от местных сотрудников, что медиум в настоящее время проходит по делу об изнасиловании. Лим услышал переговоры Перейры и потерял самообладание, а вслед за ним — и Хо, которая резко жестикулировала и кричала на полицейских. Полиция собрала доказательства, оцепила квартиру как место совершения преступления и вызвала Лима с обеими женщинами на допрос[17].

Виновные

Адриан Лим

Адриан Лим родился 6 января 1942 года, он был старшим сыном в семье среднего класса[18]. В суде его сестра рассказывала о Лиме как о вспыльчивом человеке[19], он был отчислен из средней школы и некоторое время работал информатором Департамента внутренней безопасности. С 1962 года в течение трёх лет он работал электриком на кабельной радиокомпании «Rediffusion», устанавливая и обслуживая оборудование, затем его повысили до сборщика накладных[18]. В апреле 1967 года Лим женился на своей возлюбленной детства, у супругов было двое детей. Перед женитьбой он принял католицизм[20]. Лим и его семья жили в съёмной квартире, пока в 1970 году они не купили трёхкомнатную квартиру на седьмом этаже (номер модуля 467F) блока № 12, Тоа-Пайо[20].

Лим занялся экстрасенсорикой в 1973 году. Он снимал комнату, где принимал женщин, большинство из которых были работницами баров, стриптизёршами и проститутками, находить клиентов Лиму помогал хозяин квартиры[21]. За помощью обращались также суеверные мужчины и пожилые женщины, которых Лим обманывал ради денежной выгоды[22]. Он учился экстрасенсорике у шамана по прозвищу «Дядя Вилли» и молился богам различных религий, несмотря на своё католическое крещение. В своих ритуалах он использовал образы индийской богини Кали и некоего Фраганна[К 1], которого Лим называл сиамским богом секса[21][23]. Лим обманывал своих клиентов несколькими трюками: его наиболее эффективный фокус, известный как «иглы и яйца», заставил многих считать, что он обладал сверхъестественными способностями. Лим чернил иглы, обжигая их на свечах, затем осторожно вставлял их в сырое яйцо и замазывал отверстие порошком. В своих ритуалах он несколько раз обкатывал яйцом клиента во время пения и просил разбить яйцо. Не зная о манипуляциях Лима, клиент был убеждён, что чёрные иглы, обнаруженные в яйце, означают присутствие злых духов[24].

Лим особенно предпочитал доверчивых девушек, которые имели серьёзные проблемы личного характера. Он обещал им, что сможет решить их беды и сделать их красивее с помощью ритуального массажа. После того, как Лим и его клиентка раздевались, он массировал её тело, в том числе её гениталии, используя фигурку Фраганна, и занимался с ней сексом[25]. Процедуры Лима также включали электрошоковую терапию по методике, которая применяется к психически больным. Ноги клиентки погружались в ванну с водой, к вискам прикрепрялись провода и по её телу пускался электрический ток[26]. Это, как заверял Лим, должно было избавлять от головной боли и отгонять злых духов[27].

Тан Муи Чу

Тан Муи Чу

Кэтрин Тан Муи Чу узнала о Лиме от знакомой стриптизёрши, которая утверждала, что медиум лечит болезни и помогает избавиться от депрессии[28]. Незадолго до этого Тан потеряла свою бабушку, с которой была очень близка. Кроме того у неё были плохие отношения с родителями; в возрасте 13 лет они отправили её в профессиональный центр (там в основном содержались несовершеннолетние правонарушители), она чувствовала себя ненужной[29]. Она регулярно посещала Лима, а вскоре их отношения переросли в интимные[30]. В 1975 году по его настоянию Тан переехала в его квартиру. Чтобы подозрения жены, Лим поклялся перед изображением Иисуса Христа в том, что у него нет связи с Тан. Тем не менее, она узнала правду и через несколько дней вместе с детьми оставила Лима, в 1976 году она с ним развелась[31]. Лим бросил работу в «Rediffusion» и полностью посвятил себя экстрасенсорике, получая[32] 6000-7000 сингапурских долларов (2838-3311 долл. США)[К 2] в месяц от одного клиента[34]. В июне 1977 года Лим и Тан узаконили отношения[35].

Лим подчинил себе Тан с помощью избиений, угроз и обмана[36]. Он заставил её заниматься проституцией, чтобы пополнить свои доходы[37]. Он также убедил её, что, чтобы сохранить молодость, ему нужен секс с молодыми женщинами. Тан помогала ему, подготавливая клиенток к интимной близости[38]. Влияние Лима на Тан было сильным; в ответ на его утверждения и обещания, что секс с молодым человеком поможет сохранить молодость, Тан совокуплялась с малайским подростком и даже со своим младшим братом[35]. Мальчик не был единственным её родственником, попавшим под влияние Лима; медиум ранее соблазнил младшую сестру Тан и обманом заставил её заниматься сексом за деньги с двумя парнями[39]. Несмотря на всё это, Тан жила с Лимом, тратя вырученные деньги на платья, косметику и курсы похудения[40].

Хо Ка Хун

Хо Ка Хун

Хо Ка Хун родилась 10 сентября 1955 года, ей было восемь лет, когда умер её отец; она ​​жила с бабушкой до 15 лет. Когда она вернулась к матери, братьям и сёстрам, ей постоянно приходилось идти на уступки своей старшей сестре Лай Хо. Считая, что мать потакает её сестре, Хо стала раздражительной и часто показывала свой нрав[41]. В 1979 году её мать привела старшую сестру Лай к Лиму на лечение и была убеждена в способностях Лима после трюка «иглы и яйца». Полагая, что изменчивый характер Хо мог также быть излечен Лимом, мать привела свою младшую дочь к медиуму[42]. После наблюдения того же трюка Хо стала верной последовательницей Лима[43][К 3]. Лим хотел сделать Хо одной из своих «святых жён», хотя она уже была замужем за Бенсоном Ло Ык Хуа. Для достижения своей цели Лим стремился изолировать Хо от семьи. Он внушал ей, что её родственники безнравственные неверные люди и что Ло был неверным мужем, который заставил бы её заниматься проституцией. Хо поверила словам Лима, и после прохождения соответствующего обряда, она была объявлена «святой женой» медиума. Она больше не доверяла своему мужу и родным и стала применять насилие в отношении матери. Три месяца спустя первой встречи с Лимом, Хо съехала из своего дома и стала жить с ним[45].

Ло нашёл жену в квартире Лима и стал наблюдать за её лечением. Она убедила его принять участие в электрошоковой терапии. Утром 7 января 1980 года Ло сидел, взявшись за руки с Хо, их ноги находились в отдельных кадках с водой. После того как Лим замкнул электрическую цепь, Ло получил удар током, оказавшийся для него смертельным, Хо лишь потеряла сознание. Когда она очнулась, Лим попросил её сообщить в полицию о смерти мужа. Хо повторила историю, придуманную Лимом, сказав, что Ло погиб от удара током в своей спальне, когда попытался включить неисправный электрический вентилятор в темноте[46]. Следователь написал открытый вердикт (англ.)русск.[47], и полиция не предприняла никаких дальнейших расследований[48].

Несмотря на свою неприязнь к Ло, Хо была потрясена его смертью. Её душевное равновесие было подорвано: она начала слышать голоса и видеть галлюцинации, в частности своего мёртвого мужа. В конце мая она была принята в больницу Вудбридж. Там психологи диагностировали её состояние как шизофрению и начали соответствующее лечение. Хо удивительно быстро восстановилась, в первую неделю июля она была выписана. Впоследствии она периодически ложилась в больницу для продолжения курса; в дальнейшем врачи установили, что она была в состоянии ремиссии. Отношения Хо с матерью и другими членами семьи начали улучшаться после её пребывания в больнице, хотя она продолжала жить с Лимом и Тан[49].

Изнасилование и месть

С Хо и Тан, помогавшими ему, Лим продолжил свою деятельность, обманывая всё больше женщин, которые предоставляли ему деньги и секс[48]. К моменту ареста у него было 40 «святых жён»[50]. В конце 1980-х он был арестован и обвинён в изнасиловании. Его жертвой была Люси Лау, продавщица косметики вразнос, познакомившаяся с Лимом, когда рекламировала косметические товары Тан. 19 октября Лим сказал Лау, что её преследовал призрак, но он может изгнать его своими секс-ритуалами. Она решительно отказывалась, но медиум настаивал. Он тайно растворил две капсулы далмадорма (успокоительное) в стакане с молоком и предложил ей, утверждая, что оно имело целебные свойства. Лау почувствовала слабость, выпив его, чем и воспользовался Лим[48]. В течение следующих нескольких недель он продолжал издеваться над ней, используя наркотики и угрозы. В ноябре, после того, как Лим дал её родителям выкуп меньший, чем сумма, которую они просили, Лау заявила в полицию о своём похищении. Лим был арестован по обвинению в изнасиловании, Тан также проходила по делу как соучастница. Выйдя под залог, Лим убедил Хо лгать, что она присутствовала при предполагаемом изнасиловании, но не видела в действиях признаков преступления. Этим не удалось прекратить полицейское расследование; Лиму и Тан пришлось увеличить залог и являться в полицейский участок каждые две недели[51].

Расстроенный Лим решил отвлечь полицию серией детских убийств[52]. Кроме того, он считал, что жертвоприношение Кали в виде детей убедило бы всех в её сверхъестественности и отвлекло бы от него внимание полиции. Лим стал демонстрировать свою одержимость Кали и убедил Тан и Хо в том, что богиня хочет от них убийства детей, чтобы отомстить Лау[53]. Он также сказал им, что Фраганн потребовал от него занимался сексом с жертвами женского пола[54].

24 января 1981 года Хо заметила Агнес в соседней церкви и заманила её в квартиру Лима. Все трое угощали девочку едой и питьём, в которые был добавлен далмадорм. После того как Агнес заснула, Лим изнасиловал её. Ближе к полуночи они задушили Агнес подушкой, потом пили её кровь и размазывали её по изображению Кали. После этого они утопили девочку, удерживая её голову в ведре с водой[55]. Наконец, Лим использовал свой терапевтический электрошоковый аппарат, чтобы «быть вдвойне уверенным в её смерти»[56]. Они положили тело убитой в мешок и бросили его около лифта в блоке № 11[55].

Газали постигла та же участь, когда 6 февраля он был доставлен Хо в квартиру Лима. Однако снотворное, несмотря на все старания, не оказало на него сильного влияния. Лим из предосторожности решил связать мальчика, тот стал сопротивляться, но был оглушён приёмом каратэ — ударом по шее. Использовав его кровь в своих ритуалах, убийцы начали топить жертву. Газали боролся, у него началась рвота. Кровь продолжала течь из носа мальчика после его смерти. В то время, как Тан осталась, чтобы убрать в квартире, Лим и Хо избавились от тела. Лим заметил, что кровавый след ведёт к их квартире, поэтому он и его сообщницы постарались вычистить как можно больше пятен до восхода солнца[57]. Оставшиеся следы привели полицию к их квартире, в результате все трое были арестованы.

Суд

Через два дня после ареста Лиму, Тан и Хо были предъявлены обвинения в убийстве двух детей в суде первой инстанции. Они подверглись дальнейшим допросам в полиции и были осмотрены тюремными врачами. 16-17 сентября их дело было передано в суд для рассмотрения. Чтобы доказать виновность обвиняемого, заместитель прокурора Гленн Найт представил суду 58 свидетелей и 184 улики. В то время как Тан и Хо отвергали обвинения в убийстве, Лим признал себя виновным и заявил, что будет нести полную ответственность за свои поступки. Судья решил, что дело против обвиняемого было достаточно серьёзным для передачи в Высший суд. Лим, Тан и Хо оставались под стражей на время расследования[58].

Судебный процесс, обвинения и защита

Дело об убийстве велось в зале судебных заседаний № 4 в старом здании Верховного суда

Высший суд был созван в здании Верховного суда 25 марта 1983 года[59]. Дело вели два судьи: Т. С. Синнатурай, который 13 лет спустя выносил решение по делу серийного убийцы Джона Мартина Скриппса[60], и Фредерик Артур Чуа, наиболее опытный судья в Сингапуре на то время[61]. Найт продолжал строить дело на доказательствах, собранных во время работы детективами. Фотографии мест преступлений вместе со свидетельскими показаниями помогли суду визуализировать события, которые привели к преступлениям. Другие доказательства: образцы крови, предметы религиозного назначения, лекарственные средства, а также записи с именами Ын и Газали — убедительно показали причастность подсудимых к убийствам. Найт не предоставил суду очевидцев убийства; его доказательства были косвенными, но он сказал в своём вступительном заявлении так: «Важно то, что [обвиняемые] намеренно задушили и утопили этих двух невинных детей, к их смерти привели обстоятельства, которые составляют убийство. И это мы докажем без всяких сомнений»[62].

Тан, с разрешения Лима и полиции, взяла $ 10000 из общей суммы в $ 159340 (4730 и 75370 долл. США соответственно)[63], изъятой в квартире Лима, чтобы нанять адвоката Дж. Б. Джейаретнама[64][65]. В свою очередь Хо защищал адвокат, назначенный судом, Натан Исаак. С момента своего ареста Лим отказался от представления своих интересов в суде. Он защищался сам в суде первой инстанции[66], но не мог делать это, когда дело было передано в Высший суд; закон Сингапура требует, чтобы обвиняемых в тяжких преступлениях обязательно защищал профессиональный юрист. Таким образом адвокатом Лима был назначен Говард Кашин[67], однако, его работа была осложнена отказом клиента от сотрудничества[68]. Три адвоката решили не оспаривать, что их клиенты убили детей. В рамках стратегии защиты они пытались доказать, что их клиенты невменяемые и не могут нести ответственность за убийства[69]. Если бы эта тактика оказалась успешной, подсудимые избежали бы смертной казни, а получили бы либо пожизненное заключение, либо до 10 лет лишения свободы[70].

Заседание

Лим
Без комментариев.
Синнатурай
Нет, нет, нет, Адриан Лим, вы не можете продолжать говорить мне это. (Кашину) Он ваш клиент.
Кашин
Сейчас вы видите, ваша честь, как трудно с этим клиентом.
— Судебная стенограмма, иллюстрирующая недовольство суда поведением Лима[68]

После того, как Найт представил доказательства обвинения, суд заслушал показания родственников и знакомых обвиняемых относительно их личностей и особенностей характеров. Подробная информация об их образе жизни была представлена одной из «святых жён» Лима. Частные врачи Йео Пэн И и доктор Ан Йау Хуа признали, что они снабжали Лима наркотиками и охотно предоставляли всем троим снотворные и успокоительные препараты на каждой консультации[71][К 4]. Полиция и команда судмедэкспертов дали свои заключения. Инспектор Саппиа, исполнявший обязанности следователя, зачитал заявления ответчиков, сделанные во время их задержания. В этих заявлениях Лим пояснил, что он убивал из мести и что он насиловал Ын. Обвиняемые в своих выступлениях также подтвердили, что каждый из них был активным участником убийств[74]. Между этими заявлениями и признаниями, сделанными в суде обвиняемыми, было много противоречий, но судья Синнатурай заявил, что, несмотря на противоречивые данные, «существенные факты этого дела не оспариваются»[75]. Участие Лима в преступлениях было также подтверждено свидетелем, который поручился, что сразу после полуночи 7 февраля 1981 года на первом этаже блока № 12 он увидел Лима и женщину, которые прошли мимо него, ведя с собой темнокожего мальчика[76].

13 апреля Лим предстал перед судом для дачи показаний. Он утверждал, что был единственным исполнителем преступления[77]. Он отрицал факт изнасилования Люси Лау и Ын, утверждая, что он сделал предыдущие заявления только для удовлетворения следователей[78]. Лим выборочно отвечал на вопросы, поставленные ему судом; он многословно отвечал на те, которые согласовывались с его позицией, и отказался комментировать другие[77]. Когда проверялась правдивость его последнего признания, он утверждал, что был обязан с религиозной и моральной точки зрения говорить правду[79]. Найт, однако, возразил, заявив, что Лим был изначально нечестным человеком, который не имел никакого уважения к клятве. Лим солгал жене, своим клиентам, полиции и психиатрам. Найт утверждал, что позиция Лима в суде была открытым признанием того, что он солгал в своих предыдущих заявлениях[80]. Тан и Хо сотрудничали более охотно, отвечая на вопросы, поставленные судом. Они отрицали правдивость истории Лима и поручились за достоверность заявлений, которые они дали полиции[81]. Они рассказали, как жили в постоянном страхе и трепете перед Лимом; полагая, что он имел сверхъестественные способности, они выполняли любой его приказ, и их воля была парализована[82]. На допросе Найта, однако, Тан призналась, что Лим обманывал своих клиентов, и что она сознательно помогала ему делать это[83]. Затем Найт получил свидетельства Хо, что она была в сознании и контролировала свои действия во время убийств[84].

Споры психиатров

Никто не сомневался, что Лим, Тан и Хо убили детей. Их защита была основана на попытках убедить судей, что с медицинской точки зрения обвиняемые не контролировали себя во время преступления. Поэтому основная часть процесса состояла из споров между экспертами, вызванными обеими сторонами. Доктор Вонг Ип Чун, старший психиатр, занимавшийся частной практикой, считал, что Лим был психически болен на момент преступления. Он утверждал, что «если оценивать общую картину, не зацикливаясь на противоречиях»[85], ненасытный сексуальный аппетит Лима и абсурдная вера в Кали были признаками мягкой маниакальной депрессии. Врач также сказал, что здоровый человек не мог бы бросить трупы близко к своему дому, если в его план входило отвлечь полицию[86]. В опровержение, эксперт свидетеля обвинения, доктор Чи Куан Тси, психиатр больницы Вудбридж[87], сказал, что Лим был «целеустремленным в своих идеях, настойчивым в своём планировании и убедительным в исполнении для личной власти и удовольствия»[88]. По мнению д-ра Чи, Лим предавался сексу, потому что благодаря своей роли медиума он получал женщин, которые были готовы лечь с ним в постель. Кроме того, его вера в Кали имела религиозный характер и не была бредом. Использование Лимом религии для личной выгоды указывало на полное самообладание. Наконец, Лим консультировался у врачей и свободно принимал успокоительные средства, чтобы облегчить свою бессонницу, состояние, которое, по словам доктора Чи, не способны признать страдающие от маниакальной депрессии[89].

Д-р Р. Нагулендран, психиатр-консультант, доказал, что Тан была ментально ослаблена реактивной психотической депрессией. По его словам, она была в депрессии, прежде чем встретила Лима в связи с семейными обстоятельствами. Физическое насилие и угрозы Лима углубили её депрессию; наркомания привела к галлюцинациям и безропотной вере в ложь медиума[88]. Доктор Чи не согласился: он сказал, что Тан считала себя вполне счастливой в тех условиях жизни, которые обеспечил ей Лим, любила хорошо одеваться и пользовалась косметикой. Страдающий реактивной психотической депрессией не уделял бы столько внимания своей внешности. Кроме того, Тан ранее призналась, что знала о мошенничествах Лима, но изменила свою позицию в суде и стала утверждать, что действовала полностью под его влиянием. Хотя д-р Чи пренебрёг физическим насилием Лима над Тан, он был твёрд в своём мнении, что Тан была психически здоровой во время совершения преступлений[90]. И доктор Нагулендран, и доктор Чи согласились, что Хо страдала шизофренией задолго до встречи с Лимом, и что её пребывание в больнице Вудбридж способствовало её восстановлению. Однако, в то время как доктор Нагулендран был убеждён, что Хо перенесла рецидив во время убийств, доктор Чи отметил, что ни один из врачей Вудбриджа не видел никаких признаков рецидива в течение шести месяцев её последующих проверок (16 июля 1980 — 31 января 1981)[91][92]. Если Хо настолько сильно страдала вследствие такого состояния, которое описывал доктор Нагулендран, она бы стала инвалидом. Вместо этого, она дважды похищала и помогала убивать детей[91]. В завершение своих заключений доктор Чи назвал невероятной ситуацию, если бы три человека с различными психическими заболеваниями разделяли общее заблуждение относительно божьего приказа убивать[93].

Заключительные заявления

В своих заключительных выступлениях защита пыталась укрепить впечатление о своих клиентах, как о психически неуравновешенных лицах. Кашин заявил, что Лим был нормальным человеком, пока его не посвятили в оккультизм, и что он был явно оторван от реальности, когда вошёл в «необоснованный мир жестокости», заставивший его убивать детей во имя Кали[94]. Джейаретнам сказал, что в связи со своей депрессией и злоупотреблениями Лима Тан стала «роботом», выполнявшим приказы без раздумий[94]. Исаак просто заключил: «Шизофренничный ум [Хо] считал, что если дети будут убиты, они попадут на небеса и не вырастут злыми, как её мать и другие»[95]. Защита критиковала доктора Чи за то, что он не смог распознать симптомы своих клиентов[88][95].

Обвинение начало свою заключительную речь, обратив внимание на «хладнокровие и расчёт», с которым были убиты дети. Найт также утверждал, что обвиняемые не могли разделять одни и те же заблуждения, они показывали это только во время судебного разбирательства. «Хитрость и обдуманность» с которой посягали на жизни детей, не могла быть проявлена обманутым человеком. Тан помогала Лиму, потому что «она любила [его]», а Хо просто была введена в заблуждение, помогая совершать преступления. Настоятельно призывая судей рассмотреть все последствия своего приговора, Найт выступил с речью:

Ваша честь, хочу сказать, что Лим был меньше, чем трус, который охотился на маленьких детей, потому что они не могли дать отпор; убил их в надежде получить власть или богатство и, следовательно, не совершить убийство — это говорит о полном незнании закона об убийстве. Это придаст доверие ритуалам и волшебству, которые он имитировал в своей практике, и с помощью которого ему удалось напугать, устрашить и убедить суеверных, слабых и доверчивых участвовать в самых непристойных и нецензурных актах[96].

Приговор

25 мая 1983 года вокруг здания собралась толпа, ожидавшая исхода судебного разбирательства. В связи с ограниченным количеством сидячих мест лишь немногие были допущены внутрь, чтобы услышать приговор Синнатурая, который зачитывался 15 минут. Двое судей не были убеждены, что обвиняемые были невменяемыми во время преступления. Они заметили, что Лим был «отвратительным и развратным» в процессе выполнения своего плана[97]. Просмотр допроса экспертов Тан убедил судей в её виновности[98], Синнатурай и Чуа сочли Тан «хитрым и злым человеком, готовым [участвовать] в отвратительных и гнусных делах [Лима]»[99]. Судьи посчитали Хо «простой» и «легко попадающей под влияние»[99]. Хотя она страдала от шизофрении, они отметили, что Хо была в состоянии ремиссии в период убийств; следовательно, она должна нести полную ответственность за свои действия[100]. Все трое подсудимых были признаны виновными в убийстве и приговорены к повешению. Женщины не отреагировали на свой приговор. Лим же просиял и, когда его выводили, воскликнул: «Спасибо, ваша честь!»[101].

Лим принял свою судьбу; женщины, напротив, пытались обжаловать приговор. Тан для обжалования наняла Фрэнсиса Сью, Хо суд снова назначил Исаака[102]. Адвокаты попросили апелляционный суд пересмотреть решение относительно психического состояния своих клиентов во время убийства, заявив, что судьям Высшего суда в процессе работы не удалось рассмотреть этот вопрос[90]. Суд по уголовным делам вынес своё решение в августе 1986 года[103]. В нём судьи подтвердили решение своих коллег, отметив, что в поисках фактов судьи имеют право не учитывать медицинские заключения в свете доказательств из других источников[104][К 5]. Тан и Хо в дальнейшем безуспешно апеллировали в Тайный совет Лондона и к президенту Сингапура Ви Ким Ви[103].

Исчерпав все свои возможности для помилования, Тан и Хо смирились со своей судьбой. В ожидании исполнения смертного приговора все трое получили напутствия католических священников и монахинь. Несмотря на репутацию Лима, отец Брайан Доро назвал убийцу «весьма доброжелательным человеком»[106]. Когда пришёл день исполнения приговора, Лим попросил отца Доро об отпущении грехов и святом причастии. Кроме того, Тан и Хо получили духовного наставника, сестру Жерар Фернандес. Монахиня обратила осуждённых женщин в католицизм, и в свои последние дни они получили прощение и святое причастие[107]. 25 ноября 1988 года троим осуждённым подали их последнюю еду и привели к месту казни. Лим улыбался на протяжении всего своего последнего пути. После того, как приговор был проведён в исполнение, отец Доро провёл короткую католическую мессу по трём убийцам[108], их тела кремировали в тот же день[109].

Общественная реакция и влияние

Население Сингапура пристально следило за судебным процессом по делу ритуальных убийств в Тоа-Пайо. Толпы людей постоянно окружали суды, надеясь мельком увидеть Адриана Лима и услышать откровения из первых уст. Региональные газеты в деталях сообщали, что откровенное изложение сексуальных актов и кровопролития Лима оскорбило чувства некоторых людей. Кэнон Франк Ломакс, викарий англиканской церкви Св. Андрея, пожаловался на «The Straits Times», что доклады могут оказать разлагающее влияние на молодёжь. Его слова получили поддержку нескольких читателей. Другие, однако, приветствовали открытую отчётность, полагая, что это полезно в повышении осведомлённости общественности о необходимости проявления бдительности даже в городе с низким уровнем преступности[110]. Книги, которые описывали убийства и суд, были быстро реализованы[111][112].

Эмоции от суда над Лимом заставляли сингапурцев считать его воплощением зла[4]. Некоторые граждане не могли поверить, что кто-то добровольно мог защищать такого человека. Они открыто выражали свой ​​гнев по отношению к Кашину; некоторые даже высказывали смертельные угрозы в его адрес[113]. С другой стороны, Найт стал известен среди сингапурцев как человек, который заставил Адриана Лима предстать перед правосудием, это позитивно отразилось на его карьере. Он стал участвовать в большом количестве громких судов и в 1984 году стал директором департамента Коммерческих дел. Он поддерживал свою хорошую репутацию, пока его не осудили за коррупционное правонарушение семь лет спустя[114].

Даже в тюрьме Лима ненавидели: сокамерники подвергали его насилию и обращались с ним как с изгоем[115]. В последующие годы воспоминания об этом преступлении были свежи у тех, кто следил за делом. Журналисты назвали этот процесс наиболее сенсационным судом 80-х годов, он стал «притчей о городском ужасе, бесчисленных сексуальных извращениях, питье человеческой крови, злом духе, заклинаниях и редкой жестокости, всё это развернулось во время 41-дневного слушания»[116]. 15 лет спустя опрос, проведённый «The New Paper» показал, что 30 % его респондентов считают ритуальные убийства в Тоа-Пайо самым страшным преступлением, несмотря на просьбу газеты голосовать только за преступления 1998 года[117]. Лим стал ориентиром для местных преступников; в 2002 году Субхас Анандана назвал своего клиента, убийцу собственной жены Энтони Лера, «более красивым вариантом пресловутого медиума-убийцы из Тоа-Пайо»[118].

В 1990-х местная киноиндустрия сняла два фильма, основанные на деле об убийствах, первый из которых назывался «Медиум». Съёмки проходили с участием значительного количества иностранцев: большинство актёров и членов съёмочной группы были американцами или британцами. Сценарий был написан в Сингапуре, в нём была сделана попытка изучить «психику трёх главных героев»[119]. Режиссёр, однако, сосредоточился на изображении секса и насилия, и в результате фильм был освистан зрителями на первых показах[119]. Его 16-дневный показ принёс $ 130000 (75145 долл. США)[120][К 6], один репортёр назвал фильм «более странным, чем сказки о неестественном сексе и оккультных практиках, связанных с историей Адриана Лима»[122]. Второй фильм, «Бог или собака» (англ. God or Dog, 1997), также имел невысокие показатели кассовых сборов[123], несмотря на более позитивные оценки критиков[124]. Для обоих фильмов очень тяжело было найти среди местных актёров исполнителей главной роли. Чжу Хоурен отказался под предлогом того, что Адриан Лим был слишком уникальной личностью, поэтому изобразить его точно было бы затруднительно[125]. Се Шагуан отверг предложение роли в связи с отсутствием «факторов искупления» у убийцы[126]. На телевидении в 2002 году дело об убийстве стало дебютным эпизодом «Истинных файлов», программы о преступности. Публика, однако, жаловалась, что трейлеры были слишком ужасными из-за изображения ритуалов и убийств, медиа-компанию «MediaCorp» заставили изменить график трансляций. Признавая ужасающий характер преступлений, совершённых Лимом, Тан и Хо, компания заменила эпизод о ритуальных убийствах Тоа-Пайо другим менее сенсационным эпизодом, трансляция была перенесена на более позднее время для старших зрителей[127].

Комментарии

  1. Лим использовал маленькую фигурку Фраганна в своих ритуалах и одевал её на свою талию во время секса. Два основных источника дают разные имена этого идола. Джон называл его Прагнган, а Нараянан, цитируя полицейские отчёты, называл его Фраганн.
  2. Курс обмена валют 2,11 извлечён на основе средних обменных курсов за 12 месяцев 1981 года[33].
  3. Она твёрдо верила в реальность фокуса и в способности Лима, пока Тан не открыла ей секрет трюка во время их допроса в полицейском участке[44].
  4. Оба врача понесли наказания за свои действия. Сингапурский медицинский совет в 1990 году исключил Йео из медицинского реестра, а Ан три месяца не мог заниматься медицинской практикой[72]. Йео, однако, успешно восстановился в следующем году[73].
  5. Тайный совет вынес аналогичное решение в пересмотре дела Уолтона против Королевы об убийстве 1989 года в Великобритании[105].
  6. Для сравнения, в 1996 году кассовые сборы комедии «Армейское изумление» составили $ 500000 (289017 долл. США) в течение первых четырёх дней[121]. Ставка обмена валют 1,73 рассчитана на основе средних обменных курсов за 12 месяцев 1991 года[33].

Примечания

  1. Sit I Confess, 1989, xiii
  2. Sit Was Adrian Lim Mad?, 1989, xiii
  3. John, 1989, pp. 187, 202
  4. 1 2 Yap, 1995
  5. DeBernardi, 2006, pp. 1-14
  6. Thung, 1977, p. 229
  7. Trocki, 2006, p. 146
  8. Thung, 1977, pp. 231-232
  9. Rowen, 1998, pp. 116-117
  10. Quah, 1987, p. 49
  11. Naren, 2000, p. 24
  12. John, 1989, p. 9
  13. John, 1989, pp. 2-3
  14. Narayanan, 1989, pp. 166-167
  15. John, 1989, pp. 7-8
  16. Narayanan, 1989, p. 9
  17. John, 1989, p. 8
  18. 1 2 John, 1989, p. 10
  19. John, 1989, p. 162
  20. 1 2 Narayanan, 1989, p. 80
  21. 1 2 John, 1989, pp. 17-19
  22. John, 1989, pp. 18, 34
  23. Narayanan, 1989, pp. 86, 89
  24. Narayanan, 1989, pp. 30-31
  25. John, 1989, pp. 19-20
  26. Narayanan, 1989, pp. 46-47
  27. Kok, 1990, p. 70
  28. John, 1989, p. 28
  29. John, 1989, pp. 26-27
  30. John, 1989, pp. 29-31
  31. Narayanan, 1989, pp. 113-114
  32. John, 1989, pp. 33-35
  33. ↑ Singapore Dollar Currency Exchange Rate Forecast. forecast-chart.com (January 27, 2014).
  34. John, 1989, p. 37
  35. 1 2 John, 1989, p. 36
  36. John, 1989, p. 34
  37. John, 1989, p. 32
  38. John, 1989, pp. 170-171
  39. John, 1989, p. 171
  40. John, 1989, p. 186
  41. John, 1989, pp. 40-41
  42. John, 1989, pp. 37-38
  43. John, 1989, pp. 40-42
  44. John, 1989, p. 196
  45. John, 1989, pp. 43-45
  46. John, 1989, pp. 46-48
  47. Narayanan, 1989, p. 111
  48. 1 2 3 John, 1989, p. 48
  49. Kok, 1990, p. 44
  50. Narayanan, 1989, p. 6
  51. John, 1989, p. 49
  52. John, 1989, p. 61
  53. John, 1989, p. 84
  54. Narayanan, 1989, p. 45
  55. 1 2 John, 1989, pp. 92-94
  56. John, 1989, p. 94
  57. John, 1989, pp. 95-97
  58. John, 1989, pp. 51-52
  59. John, 1989, p. 52
  60. Tan, October 1997
  61. John, 1989, pp. 53-54
  62. John, 1989, p. 55
  63. John, 1989, p. 56
  64. Narayanan, 1989, p. 28
  65. John, 1989, p. 67
  66. John, 1989, p. 51
  67. John, 1989, p. 117
  68. 1 2 John, 1989, p. 127
  69. Narayanan, 1989, p. 155
  70. Tan, April 1997
  71. John, 1989, pp. 107-116
  72. Fernandez, 1990
  73. Lim, 1991
  74. John, 1989, pp. 61-70
  75. John, 1989, p. 198
  76. John, 1989, pp. 56-60
  77. 1 2 John, 1989, p. 121
  78. John, 1989, pp. 132-133, 154-156
  79. John, 1989, p. 155
  80. John, 1989, p. 157-158
  81. John, 1989, pp. 168, 198
  82. John, 1989, pp. 164-165, 203
  83. John, 1989, pp. 180-181
  84. John, 1989, p. 202-203
  85. John, 1989, p. 208
  86. Kok, p. 71
  87. John, 1989, p. 204
  88. 1 2 3 Kok, p. 72
  89. John, 1989, p. 209
  90. 1 2 Kok, p. 73
  91. 1 2 Kok, p. 45
  92. John, 1989, p. 202
  93. John, 1989, p. 217
  94. 1 2 John, 1989, p. 218
  95. 1 2 John, 1989, p. 219
  96. John, 1989, pp. 219-221
  97. John, 1989, pp. 224-225
  98. Kok, p. 53
  99. 1 2 John, p. 225
  100. Kok, p. 94
  101. John, p. 226
  102. John, p. 227
  103. 1 2 John, p. 228
  104. Kok, pp. 73-74
  105. Kok, p. 74
  106. Davie, 1989
  107. Narayanan, 1989, pp. 14-15
  108. Narayanan, 1989, p. 14
  109. John, p. 229
  110. John, pp. 116-118
  111. Khor, September 1989
  112. Khor, October 1989
  113. John, p. 117
  114. Tan, 1998
  115. Yaw, 1991
  116. Davidson, 1990
  117. Low, 1998
  118. Vijayan, 2002
  119. 1 2 Uhde, 2000, pp. 109-110
  120. Uhde, 2000, p. 110
  121. Uhde, 2000, p. 114
  122. Guneratne, 2003, p. 172
  123. Millet, 2006, p. 96
  124. Uhde, 2000, p. 115
  125. Lee, June 1996
  126. Lee, May 1996
  127. Tan, 2002

Литература

Книги
  • DeBernadi Jean Introduction // The Way that Lives in the Heart: Chinese Popular Religion and Spirit Mediums in Penang, Malaysia. — California, United States: Stanford University Press, 2006. — ISBN 0-8047-5292-3.
  • Guneratne, Anthony The Urban and the Urbane: Modernization, Modernism, and the Rebirth of the Singaporean Cinema // Theorizing the Southeast Asian City as Text: Urban Landscapes, Cultural Documents and Interpretative Experiences / Goh, Robbie; Yeoh, Brenda. — Singapore: World Scientific, 2003. — ISBN 981-238-283-6.
  • Humphreys Neil Final Notes from a Great Island: A Farewell Tour of Singapore. — Singapore: Marshall Cavendish, 2006. — ISBN 981-261-318-8.
  • John Alan Unholy Trinity: The Adrian Lim 'Ritual' Child Killings. — Singapore: Times Book International, 1989. — ISBN 9971-65-205-6.
  • Kok Lee Peng; Cheng, Molly; Chee Kuan Tsee Diminished Responsibility: With Special Reference to Singapore. — Singapore: National University of Singapore Press, 1990. — ISBN 9971-69-138-8.
  • Kok Lee Peng Mental Disorders and the Law. — Singapore: National University of Singapore Press, 1994. — ISBN 9971-69-188-4.
  • Millet Raphael From Survival to Revival // Singapore Cinema. — Singapore: Editions Didier Millet, 2006. — ISBN 981-4155-42-X.
  • Narayanan Govindan Kutty Adrian Lim's Beastly Killings. — Singapore: Aequitas Management Consultants, 1989. — ISBN 981-00-0931-3.
  • Naren Chitty A Matrix Model for Framing News Media Reality // The Global Dynamics of News: Studies in International News Coverage and News Agenda / Abbas Malek. — Connecticut, United States: Greenwood Publishing Group, 2000. — ISBN 1-56750-462-0.
  • Stella Quah Sense of Security // Friends in Blue: The Police and the Public in Singapore. — Selangor, Malaysia: Oxford University Press, 1987. — ISBN 0-19-588854-5.
  • Henry Rowen Singapore's Model of Development: Is It Transferable? // Behind East Asian Growth: The Political and Social Foundations of Prosperity. — London, United Kingdom: Taylor and Francis, 1998. — ISBN 0-415-16520-2.
  • Thung Syn Neo Needs and Community Services in Housing Estates // Community Problems and Social Work in Southeast Asia: The Hong Kong and Singapore Experience / Hodge, Peter. — Hong Kong: Hong Kong University Press, 1977. — ISBN 962-209-022-2.
  • Trocki Carl The Managed, Middle-class, Multiracial Society // Singapore: Wealth, Power and the Culture of Control. — Oxfordshire, United Kingdom: Routledge, 2006. — ISBN 0-415-26385-9.
  • Sit Yin Fong I Confess. — Singapore: Heinemann Asia, 1989. — ISBN 9971-64-191-7. (court transcripts)
  • Sit Yin Fong Was Adrian Lim Mad?. — Singapore: Heinemann Asia, 1989. — ISBN 9971-64-192-5. (court transcripts)
  • Jan Uhde, Yvonne Uhde The Revival // Latent Images: Film in Singapore. — Selangor, Malaysia: Oxford University Press, 2000. — ISBN 0-19-588714-X.
Новостные статьи
  • Davidson, Ben. Trials that rocked Singapore in the '80s (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (2 January 1990), стр. 17. Проверено 28 октября 2008.
  • Davie, Sandra. Father Brian Doro (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (24 November 1989), стр. 32. Проверено 28 октября 2008.
  • Fernandez, Ivan. Action against docs in Adrian Lim case: Diagnose the delay (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (25 June 1990), стр. 12. Проверено 14 ноября 2008.
  • Khor, Christine. Big sweep by Singaporean works (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (13 September 1989), стр. S2.2. Проверено 11 ноября 2008.
  • Khor, Christine. Book bang (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (16 October 1989), стр. S2.1. Проверено 11 ноября 2008.
  • Lee Yin Luen. Too evil to explore (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (9 May 1996), стр. 26. Проверено 12 ноября 2008.
  • Lee Yin Luen. Actor gives up Adrian Lim role (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (4 June 1996), стр. 8. Проверено 12 ноября 2008.
  • Lim, Trudy. Adrian Lim doc back at work (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (10 October 1991), стр. 15. Проверено 11 ноября 2008.
  • Low, Calvin. You, Q & eh? (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (19 December 1998), стр. S3. Проверено 28 октября 2008.
  • Tan, Jeanmarie. Adrian Lim trailer too 'horrific'... (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (24 April 2002), стр. 16. Проверено 28 октября 2008.
  • Tan Ooi Boon. Defence that's too tough to prove (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (20 April 1997), стр. 25. Проверено 11 ноября 2008.
  • Tan Ooi Boon. Justice Sinnathuray retires (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (7 October 1997), стр. 2. Проверено 11 ноября 2008.
  • Tan Ooi Boon, Lim Seng Jin. Law enforcer got a taste of own medicine (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (20 September 1998), стр. 16. Проверено 14 ноября 2008.
  • Vijayan, K. C.. Man who lured wife to her murder hanged (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (14 December 2002), стр. 1. Проверено 28 октября 2008.
  • Yap, Sonny. Of human interest (fee required), The Straits Times, Singapore: Singapore Press Holdings (15 July 1995), стр. B3. Проверено 28 октября 2008.
  • Yaw Yan Chong, Ang, Dave. Jack: No prisoner liked Adrian Lim (fee required), The New Paper, Singapore: Singapore Press Holdings (10 September 1991), стр. 6. Проверено 28 октября 2008.

Ссылки

  • Rajendra Munoo. Adrian Lim Murders. Singapore Infopedia.

Хо Ка Хун.